1. Уважаемые посетители форума ЭСПП!

    Для просмотра сообщений достаточно прокрутить данное сообщение, а для просмотра списка разделов - вызвать "Каталог".

    Для комментариев необходимо предварительно ознакомиться c Правилами Форума и пройти регистрацию!

    Если Вы зарегистрированы в ВКонтакте, воспользуйтесь функцией "Войти через ВКонтакте" (см. Инструкция по регистрации через ВКонтакте).
    Регистрация или вход на Форум через Фейсбук проходит через режим премодерации (одобрения Вашей учетной записи администраторами форума). 

    Если при входе на форум появляется сообщение об ошибке, попробуйте восстановить или сменить пароль, нажав здесь.

Имплицитная методология. Часть 3.

Тема в разделе 'Яньшин П.В.', создана пользователем Яньшин П.В., 28 мар 2018.

  1. Яньшин П.В.

    Яньшин П.В. Лидер Команда форума

    Имплицитное социальное восприятие и полидетерминированность поведения
    Обнаруживается масса смысловых пересечений в теоретических конструктах, формулируемых представителями разных направлений исследования бессознательной детерминации поведения. Например, структура «истинных и декларативных значений», «имплицитное и эксплицитное социальное восприятие», «бессознательное и сознание», «автоматизированные и контролируемые процессы», «латентное и манифестное значение стимула», «смысловая установка и целенаправленной действие» и т.п. Каждая из теоретических схем, в которой сформулированы эти понятия, так или иначе, основана на принципе многоуровневости и полидетерминированности поведения. Большинство этих теорий настаивают на необходимости учета актуально не рефлексируемого респондентом содержания его памяти для предсказания его поведения.
    Определение объекта измерения объективных имплицитных измерительных процедур (ОИИП) неизбежно выводит на тему бессознательных психических процессов и имплицитных структур опыта. Психоанализ и современной психотерапия сформировали убеждение об историчности нашего бессознательного. Поскольку наша память формируется в течение жизни, она представляет собой результат возрастных «наслоений» опыта. Это опыт не только радости и страдания, но и контроля и сдерживания проявления эмоций и несвоевременных воспоминаний и поведенческих реакций. Как результат, большинство представлений взрослого человека имеют амбивалентный характер, связанный с опытом подавления их неуместного проявления. «В психодинамической модели психики возможно такое, что некто может осознавать стимул (и его манифестное значение), не осознавая его значимость (латентное значение). В этой связи сознание (контроль) действует подавляющим образом, и импульсивная и по-детски эмоциональная, реакция замещается более адекватной и соответствующей возрасту» (HardawayR. A., 1990, с. 188). (Для иллюстрации можно было бы сослаться на любого представителя психодинамического направления, НЛП или гештальт-терапии). Таким образом, практически любой стимул имеет явное (актуально осознаваемое) и латентное значение: манифестный смысл и ретро-смысл. Латентное значение (латентный смысл) стимула определяется ретро-контекстом, обусловленным имплицитными структурами опыта, с которыми связан в нашей памяти конкретный стимул. Несоответствие имплицитного ретро-контекста контексту актуальной ситуации и приводит к двойной интерпретации стимула. Знакомый пример – ответ на пункт анкеты. Одна интерпретация связана с его манифестным значением, а другая (ретро-смысловая) проявляется в невербальных паралингвистических признаках, спонтанном и импульсивном поведении.
    Согласно теоретической модели (Deutsch, R., Strack, F., 2010; Strack, F., Deutsch, R., 2004), имплицитное социальное восприятие (implicitsocialcognition) влияет на поведение двояким образом. С одно стороны, оно тенденциозно изменяет субъективную репрезентацию ситуации, формируя тем самым важный фактор влияния. Социальные стереотипы и установки тенденциозно перенаправляют внимание, влияют на критерии классификации «существенных» и «второстепенных» объектов и признаков, изменяют восприятие мимики и межличностное восприятие в целом, и т.д. С другой стороны, - оно способно напрямую влиять на другие опосредующие поведения факторы: врожденные рефлекторные действия; мотивационные ориентации; привычки, поведенческие схемы и программы поведения; целеполагание и целенаправленность; формирование намерений. Например, хотя формирование намерений в гораздо большей степени принято относить в разряд рефлексивного поведения, автоматические оценки, стереотипы и предрассудки влияют на ожидания и ценностный компонент при выборе целей и поступков. Особенно это характерно для людей, принимающих решения на интуитивной и эмоциональной основе. Влияние имплицитных факторов еще в большей степени справедливо для механизмов регуляции целенаправленного поведения (целеполагания), которое, как известно, опосредовано эмоциональными проявлениями и предпочтениями. Предметы и обстоятельства, способствующие достижению цели, окрашиваются положительно, и наоборот. Эти эффекты часто находятся под влиянием имплицитных установок и оценок. С другой стороны, целеполагание влияет на результаты не только эксплицитных, но и имплицитных измерительных процедур. Привычки, устойчивые поведенческие схемы и программы связаны со сферой импульсивного поведения, поскольку влияют на поступки, минуя сознательное целеполагание и намерения.

    Прикладной аспект имплицитной методологии
    Сейчас с уверенностью можно утверждать, что эмоциональные оценки имеют в своей основе множество признаков автоматичности: протекают неосознанно, при чем испытуемый может не отдавать себе отчета в качестве своего отношения к объекту, не зависят от загруженности сознания другими задачами, могут быть не связаны с осознаваемой целью что-либо оценить, проявляются во временных промежутках, предшествующих сознательному обдумыванию, и как таковые, влияют на следующие за ними процессы принятия решения и основанные на них поступки. (De Houwer J. Herman S.D. , 2010; Deutsch, R., Strack, F., 2010; Fazio R.H. , 2001; Murphy S.T., Zajonc R.B., 1993 и др.). С позиций деятельностного подхода в этих фактах не только нет ничего сверхъестественного, но их обнаружение предсказано известным тезисом о вхождения личностного смысла в структуру психического образа (Леонтьев А.Н., 1975).
    С некоторыми оговорками, ОИИП, в отличие от традиционных эксплицитных самоотчетов, в большей мере отражают неосознаваемые установки, мотивы и убеждения испытуемых, или личностно-смысловую образующую психического образа изучаемого объекта. Таким образом, к началу XXI века психология вплотную подошла к объективному исследованию «реальных», а не «декларативных» значений.
    Очевидное практическое преимущество ОИИП – это защищенностью от преднамеренного искажения и недостатка рефлексии, снижающих валидность субъективных самоотчетов. «Нельзя сказать, что самоотчет неаккуратен, но эта аккуратность неточна, и может основываться на информации, отличающейся от реальных причин поведения. …Как следствие, методы измерения, которые не полагаются на интроспективный опыт, не только полезны с прагматической точки зрения, но в первую очередь важны теоретически для прояснения психических механизмов социального поведения. Имплицитные процедуры измерения пытаются ухватить те психологические причины социального восприятия, суждений и действий, которые могут быть недоступны интроспективному опыту, либо не предоставляются в ответ на прямой вопросы в том случае, когда респондент и смог бы представить верный самоотчет» (NosekB. A., etal., 2011, c. 152).
    С точки зрения практического приложения, преимущество ОИИП проявляется в тех условиях проведения обследования, когда испытуемый имеет слабый мотив раскрывать свое осознаваемое психическое содержание, когда возможность отчета о психическом содержании ограничена специфическими условиями проведения самоотчета, при ограниченной индивидуальной способности перевода содержания в самоотчет, и при ограничении способности осознавать психическое содержание, попросту недоступное интроспекции (Deutsch, R., Strack, F., 2010; Fazio, R. H., 1990). Так, было установлено, что предсказательная валидность IAT обычно несколько ниже таковой для эксплицитных методов (скорректированный по метаанализу коэффициент корреляции для первого равен 0.274, для вторых – 0.361), но она повышается в ситуациях, провоцирующих сознательное либо непреднамеренное искажение суждений и оценок, например, при измерении расовых предрассудков и межгрупповых установок. При учете признака «социальной чувствительности» (здесь - субъективный рейтинг заботы испытуемого о том, какое впечатление произведет его мнение на окружающих) вариабельность данных IAT в шесть раз меньше зависит от этого условия (3.4%) чем результаты эксплицитных методов (24.4%). Социальная чувствительность тем опроса отрицательно связана с величиной корреляции между имплицитным и эксплицитным критерием ( r = - 0.35): сходство результатов IATcсубъективным самоотчетом уменьшалось при увеличении социальной чувствительности темы (Greenwald, A.G. et al., 2009). Высокая корреляция между IAT-эффектом и эксплицитными показателями (такими как самоотчет и анкетирование) наблюдается тогда, когда испытуемым нечего скрывать. Максимальное же различие (низкая корреляция) проявляется относительно «неполиткорректных» тем.
    Важные преимущества ОИИП перед субъективными методами обусловлены теми автоматическими процессами, на которых, теоретически, основан этот диагностический подход. «Имплицитные меры основаны на результатах психических процессов, протекающих в субоптимальных условиях: когда нет цели на результат, когда присутствует противодействующая цель, время минимально, минимальна способность внимания, когда вводная стимуляция не осознаваема, и когда вводная стимуляция не содержит выделяющихся характеристик (inputisnotsalient)» (MoorsA., etal., 2010, с. 23; курсив мой – П.Я.). «Автоматичность» предполагается в качестве общего термина для обозначения ряда таких признаков, как «неконтролируемый (uncontrolled)», «ненамеренный (unintentional), «автономный (autonomous)», «целенезависимый (goal independent)», «чисто стимуло-зависимый (purely stimulus driven)», «бессознательный (unconscious)», «эффективный (efficient)» и «быстрый (fast)». При этом автоматичность однозначно указывает на условия, в которых протекает исследуемый психический процесс (Bargh J., 1992).
    При указанных различиях между имплицитными процедурами есть, по крайней мере, одно объединяющее правило, сформулированное еще Р. Фазио: связанная с объектом эмоциональная оценка автоматически актуализируется при восприятии не только объекта, но любого стимула, связанного с ним в памяти субъекта (Fazio, R. H., et al., 1986). Как минимум, это означает, что ОИИП адресованы не к физиологическим реакциям, а к семантическим структурам памяти испытуемого(См. также: Смирно И.В. с соавт., 1993; Смирнов И.В., 2003).
    По результатам одного из метаанализов (Hofmann, W., et al., 2005), корреляция между эксплицитными и имплицитными детерминантами поведения возрастает при увеличении уровня спонтанности самоотчета и уменьшается при низкой корреспонденции (корреспонденция выражена в сходстве тестовых признаков измерения аттитюда в IAT и признаков реального поведения; корреспонденция высока, например, когда и при эксплицитной оценке, и в IAT используются сходные объекты, например бренда товаров или фамилии кандидатов в президенты) между объектами оценки. Метаанализ по 184 исследованиям продемонстрировал предсказательную валидность IATво всех девяти исследованных областях, при чем она не была связана с соответствующими данными, полученными с помощью эксплицитных процедур (Greenwald, A.G. et al., 2009). Вот характерный пример такого различия – исследование предсказательной валидности IAT и эксплицитных самоотчетов испытуемых относительно расовых установок в отношение дискриминационного поведения (McConnellA.R., LeiboldJ.M., 2001). В этом исследовании субъективные эксплицитные оценки выявлялись путем семантического дифференциала (оценивались объекты «Белый (человек)» и «Черный (человек)»), и «эмоциональный термометр» в отношение тех же объектов. IAT проводился в вербальном варианте (Испытуемым предъявлялись слова, а не фотографии. Объектами классификации служили характерные для черного и белого населения Северной Америки мужские и женские имена; атрибутами – приятные и неприятные слова). Испытуемые - группа белых студентов колледжа, которых поочередно интервьюировали белая и чернокожая ассистентки (экспериментаторы). Были обнаружены 1) значимые корреляции между IAT- эффектом и оценкой экспериментаторами и экспертами склонности к социальному взаимодействию; 2) показатели IAT значимо коррелировали с эксплицитными оценками (СД и «эмоциональный градусник»). IAT- эффект предсказывал увеличение времени разговора, большее количество улыбок, большее количество невербальных комментариев, меньшее количество речевых ошибок и неуверенности в общении с белокожим экспериментатором. Эксплицитные оценки коррелировали только с оценкой, данной экспериментаторами, но не экспертами, и не предсказывали на достаточном уровне значимости поведенческие знаки расовой дискриминации. В целом, по мнению его авторов, эксперимент доказал предсказательную валидность IAT относительно реального поведения. Этот пример может быть дополнен рядом аналогичных. Так, имплицитная (но не эксплицитная) самооценка позволяет предсказать реальную мотивацию концентрацию внимания студентов, а не только удовлетворенность собой (BrunsteinJ.C., SchmittC.H., 2004); реакцию студентов на стрессор; имплицитные меры теснее связаны с рефлекторными проявлениями фобических реакций, например, – с непроизвольным морганием и реакцией избегания (высоты, лестниц при высотной фобии), с избираемой дистанции до источника фобии (например, пауков), с уровнем тревоги при публичном выступлении, с количеством и силой панических реакций при панических расстройствах, с чувствительностью к источникам тревожности при социальных фобиях и т.п., в то время, как эксплицитные меры более связаны с поиском признаков источника страха и рассудочной стратегией избегания объекта (см. обзор: Teachman B. A. et al., 2010).

    Таким образом, «…имплицитные измерительные техники предсказывают множество типов поведения и, во многих случаях, те варианты поведения, которые не покрываются эксплицитными методами» (NosekB. A., etal., 2011, c. 155). Метаанализ инкрементной валидности IAT- эффекта и самоотчетов ясно указали на то, что каждый индикатор предсказывает изменчивость эмпирических критериев, которые не предсказываются другим (Greenwald, A.G. et al., 2009). В абсолютном выражении эксплицитные меры лучше предсказывали одни области поведения, например, потребительское поведение и политические предпочтения, а имплицитные методы – другие: межрасовое и межгрупповое поведение, рискованное сексуальное поведение и злоупотребление наркотическими средствами (Greenwald, A.G. et al., 2009; WiersR. W., 2010).
    То, что ОИИП основаны на непроизвольных реакциях и автоматических психических процессах, указывает на практическое приложение этих процедур для формирования прогноза поведения: «Условия, в которых измеряется атрибут, указывают нам на условия, в которых этот атрибут влияет на процессы обработки и поведение в реальной жизни» (Moors A., et al., 2010, с. 34). В свете вышеизложенного это означает, что полученные с помощью ОИИП «имплицитные меры» (как атрибут личности испытуемого: имплицитные установки, стереотипы и оценки), должны влиять на психические процессы и поведение, протекающие в субоптимальных условиях, а атрибуты, выявляемые эксплицитными измерительными процедурами, основанными на самоотчете, – в большей степени влияют на психические процессы и поведение, протекающее в оптимальных условиях. Чем в большей степени воздействие имплицитных факторов на поведение протекает в автоматической форме, тем в меньшей степени субъект способен контролировать такое поведение и воспротивиться действию, если оно по какой-либо причине нежелательно. «Даже при наличии желания и возможности отвечать независимым от стереотипов, социальных установок и эгоцентрических ассоциаций образом, имплицитные конструкты могут оказывать сильное влияние на принятие решений и другие поведенческие медиаторы, такие как привычки и рефлекторные действия» (Deutsch, R., Strack, F., 2010, стр. 67).
    Основываясь на разных источниках, в перечень субоптимальных условий, опосредующий предсказательную валидность ОИИП, входят: утомление, перегрузка внимания, понижения самоконтроля, эмоциональное возбуждение, алкогольное и наркотическое опьянение, дефицит времени на принятие решения, ситуация соблазнения (искушения), присутствие ситуационных факторов, возбуждающих подавляемые установки и потребности (например, аппетитный запах пищи, табака, марихуаны, алкоголя, духов; возбуждающая реклама, случайные ассоциации и т.п.), и т.п. Один из характерных примеров: в обычных условиях группа испытуемых, придерживавшихся ограничительной диеты, потребила меньше образцов сладостей в ситуации «эксперимента на определение вкуса пищи». Но стоило дать им перед этим «закуску» в виде небольшого количества аналогичной пищи, как эти испытуемые съели гораздо больше образцов, чем те, кто диеты не придерживался (WiersR. W., 2010): контроль над подавляемым влечениями очень хрупок, и в случае ослабления контроля потребление еды или алкоголя нарушение контроля предсказывается имплицитными методами (Там же).
    Риск импульсивного поведения, предсказываемого ОИИП, повышают не только перечисленные выше ситуативные факторы, но и устойчивые черты личности. Это: устойчиво низкий подавляющий самоконтроль и исполнительное внимание, слабая управляемость эмоциональной сферы, низкая самодисциплина, выраженная экстравертированность и потребность в острых ощущениях, доминирование влечений над высшими контролирующими формами саморегуляции поведения, стигмированность исполнительного контроля и психических процессов со стороны раннего употребления наркотических веществ, и т.п. (WiersR. W., 2010). В обычных ситуациях и у субъектов с высоким уровнем самоконтроля и опосредованности поведения устойчивыми намерениями, более точный прогноз предоставляют эксплицитные методы (Там же).
    Некоторые по имплицитной методологии
    Здесь представлены лишь некоторые источники. Преимущество отдано знаковым и метааналитическим статьям и коллективным монографиям, а также моим публикациям. Все перечисленные источники можно найти в свободном доступе в интернете.
    1. Смирнов И.В., Безносюк Е.В., Журавлев А.Н. Психотехнологии. – М.: Прогресс, 1996.
    2. Смирнов И.В. Психоэкология. 1-е издание. – М.: ООО «Издательский дом «Холодильное дело»», 2003.
    3. Яньшин П.В. Имплицитные методы: видовые признаки, преимущества, механизмы. // Психологията на служба обществото. Блгарска Първо издание. Велико Търнаво: «ИВИС», 2016. С. 148-158. https://yadi.sk/i/UtIo4csL3B2muN
    4. Яньшин П.В.Экспериментальная парадигма косвенного исследования эмоциональных установок через непроизвольную задержку моторных реакций. Поволжский педагогический вестник: издание Поволжской государственной социально-гуманитарной академии, 2015. № 3(8) . С. 40-47. https://yadi.sk/i/Q6pNfZtG3B2mtj
    5. Яньшин П.В. Микрокинетический феномен в исследовании неосознаваемых реакций на значимые семантические стимулы. Психологический журнал. 2014. № 2. С. 68-82. https://yadi.sk/i/sGpClZJu3B2hAZ
    6. Яньшин П.В. Измерения бессознательного-I. Микрокинетическое психосемантическое детектирование. Самара: ООО «Издательство ВЕК#21», 2013. - 274 c. https://yadi.sk/i/tdexKl4tZRTJ8
    7. Яньшин П.В., Варламова Е.И. Тест Имплицитных Ассоциаций (IAT): объективный метод косвенного измерения аттитюдов и социальных стереотипов. Научно-практический журнал "Системная психология и социология", 2013. 7. С. 106-115. https://yadi.sk/i/5F-dVt9WZRbpw
    8. Яньшин П.В., Стицюк Э.Н. Проблемы имплицитной диагностики агрессивности. Журнал Инновации в науке. Новосибирск: Ассоциация научных сотрудников «Сибирская академическая книга», 2016. С. 75-83 %20https:/yadi.sk/i/CCpqS-xm3B2owe
    9. Bargh, J. A. (1992). The ecology of automaticity. Toward establishing the conditions needed to produce automatic processing effects. American Journal of Psychology, 105, 181–199.
    10. Cognition and emotion: reviews of current research and theories / Edited by Jan De Houwer and Dirk Hermans. Howe and New York, Psychology Press, 2010.
    11. Dual-processtheories of the social mind. Sherman, B. Gawronski, & Y. Trope (Eds.). New York, NY: Guilford Press, 2014. pp. 3-19.
    12. Fazio, R. H. (1990). Multiple processes by which attitudes guide behavior: The MODE model as an integrative framework. In M. P. Zanna (Ed.), Advances in experimental social psychology (Vol. 23, pp. 75–109). San Diego, CA: Academic Press.
    13. Fazio, R. H., Sanbonmatsu, D. M., Powell, M. C., & Kardes, F. R. (1986). On the automatic activation of attitudes. Journal of Personality and Social Psychology,50, 229–238.
    14. Greenwald A. G, Krieger H.L. Implicit Bias: Scientific Foundations. California Law Review, VOL. 94, JULY 2006, No. 4. P. 945-967.
    15. Greenwald A.G., McGhee D. E., Schwartz J. L. K. Measuring Individual Differences in Implicit Cognition: The Implicit Association Test. Journal of Personality and Social Psychology. 1998, Vol. 74, No. 6, 1464-1480.
    16. Greenwald A.G., Poehlman T. A., Uhlmann E.L., Banaji M.R. Understanding and Using the Implicit Association Test:III. Meta-Analysis of Predictive Validity. Journal of Personality and Social Psychology 2009, Vol. 97, No. 1, 17–41.
    17. Greenwald, A. G., Banaji, M. R.. Implicit social cognition: Attitudes, self-esteem, and stereotypes. Journal of Personality and Social Psychology, 1995, 102, 4-27.
    18. Hahn A., Gawronski B. Implicit Social Cognition // In J. T. Wixted (Ed.), The Stevens' Handbook of Experimental Psychology and Cognitive Neuroscience (4th ed.). Malden, MA: Wiley (2017).
    19. Handbook of Implicit Social Cognition / Gawronski, B. and Payne, B.K., eds. - Guilford, 2010. PP. 62-79.
    20. Hofmann, W., Gawronski, B., Gschwendner, T., Le, H., Schmitt, M. A meta-analysis on the correlation between the Implicit Association Test and explicit self-report measures. Personality and Social Psychology Bulletin, 2005, 31, 1369–1385.
    21. McConnell A.R., Leibold J.M. Relations among the Implicit Association Test, Discriminatory Behavior, and Explicit Measures of Racial Attitudes. Journal of Experimental Social Psychology 37, 435–442 (2001).
    22. Murphy S.T., Zajonc R.B. Affect, Cognition, and Awareness. Affective Priming With Optimal and Suboptimal Stimulus Exposures. – Journal of Personality and Social Psychology. May, 1993. Vol. 64, № 5, 723-739.
    23. Nosek B. A., Hawkins C. B., Frazier R. S. Implicit social cognition: from measures to mechanisms.Trends in Cognitive Sciences, April 2011, Vol. 15, No. 4. P. 152-159.
    24. Nosek B.A., Smyth F.L., Hansen J.J., Devos T., Lindner N.M., Ranganath K.A., Smith C.T., Olson K.R., Chugh D., Greenwald A.G., Banaji M.R. Pervasiveness and correlates of implicit attitudes and stereotypes. European Review Of Social Psychology, Psychology press, 2007, 18, 36 – 88.
    Последнее редактирование: 2 апр 2018
  2. Комков А.С.

    Комков А.С. Участник

    Уважаемый Пётр Всеволодович, большое спасибо за материал. Нашёл много полезного для себя в практическом плане. А также вспомнил классику )
  3. Яньшин П.В.

    Яньшин П.В. Лидер Команда форума

    Всегда пожалуйста! А какую классику, если не секрет?
  4. Комков А.С.

    Комков А.С. Участник

    Всё, что в базовом курсе психологии для студентов (селективность восприятия и пр.)
  5. Яньшин П.В.

    Яньшин П.В. Лидер Команда форума

    Значит, Вы прочли все 3 части. Я тронут :)
    Комков А.С. нравится это.